Архив за день: 07.10.2013

гражданский брак

«Гражданскийбрак»

 

Термином «гражданский брак» стало принято называть модное нынче сожительство мужчины и женщины без регистрации. Уже само это название содержит в себе очень большую ложь. Но об этом поговорим немного позже, а пока я позволю себе для удобства использовать это распространенное выражение, конечно, взяв его предварительно в кавычки.

Такая форма существования получила очень широкое распространение. Новомодные психологи рекомендуют пожить в «пробном браке», кинозвёзды и другие общественные люди не стесняются рассказывать на страницах журналов о своих свободных, «без штампа», отношениях. Почему людей так привлекает жизнь в подобном «браке»? Ответ очень прост. Все атрибуты настоящего брака есть, а ответственности никакой. «Гражданский брак» иногда называют «пробным»: молодые люди хотят проверить свои чувства и пожить как муж и жена «понарошку», а потом зарегистрироваться. Впрочем, иногда о регистрации речь вообще не идёт. Люди, живущие в «гражданском браке», часто приходят в церковь, либо на исповедь, либо для беседы со священником. Очень многие из них чувствуют большой дискомфорт от своего сомнительного состояния, они хотят узнать: почему Церковь осуждает «гражданские браки» и хотят получить ответ от священника: что же им дальше делать, как жить? Мне очень часто приходится беседовать с подобными людьми и на основании этих бесед, я написал эту статью. Надеюсь, что кому-нибудь она поможет разобраться в его личной жизни и его «брак» из «гражданского» станет настоящим.

Итак, всем известно, что Церковь отрицательно относится к «гражданским бракам», считает их грехом. Почему? То, что сожительство без регистрации брака – совершенно ложное, бессмысленное состояние, путь в никуда утверждает не только Церковь. «Гражданский брак» — лжив сразу с трех точек зрения, с трех позиций:

1) ДУХОВНОЙ; 2) ЮРИДИЧЕСКОЙ и 3) ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ.

Рассмотрим все три по порядку.

 

можно ли построить счастье на грехе?

Все телесные отношения между мужчиной и женщиной вне законного брака, являются блудом. Соответственно, живущие в «гражданском браке», находятся в состоянии перманентного блуда. Блуд или любодеяние – одна из восьми человеческих страстей, также блуд является смертным грехом, то есть грехом, ведущим к смерти души.

Почему так строго? Какой вред способен нанести людям этот грех? Думаю, каждому священнику периодически приходится отвечать на один вопрос (обычно его задаёт молодёжь): «Почему телесные, плотские отношения между мужчиной и женщиной вне брака считаются грехом, ведь всё это совершается по обоюдному согласию, никому не причиняется вред, ущерб, вот прелюбодеяние – другое дело – это измена, разрушение семьи, а здесь, что плохого?»

Для начала вспомним, что такое грех. «Грех есть беззаконие» (1Ин. 3: 4). То есть, нарушение законов духовной жизни. А нарушение как физических, так и духовных законов ведёт к беде, к саморазрушению. На грехе, на ошибке ничего хорошего построить нельзя. Если при основании дома допущен серьёзный инженерный просчёт, дом долго не простоит. Такой дом был построен как-то в нашем дачном посёлке. Стоял, стоял, а через год развалился.

Священное Писание относит блуд к наиболее тяжёлым грехам: «Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малокии (т.е. занимающиеся рукоблудием (свящ. Павел), ни мужеложники …Царства Божия не наследуют» (1Кор. 6, 9). Не наследуют, если не покаются и не перестанут блудить. Церковные канонические правила для впавших в блуд, например, свт. Василия Великого, свт. Григория Нисского, также очень строги, им запрещается причащаться, пока они не покаются и не понесут епитимью. Почему же Церковь с такой строгостью смотрит на грех блуда и в чём опасность этого греха?

Нужно сказать, что плотское, интимное общение между мужчиной и женщиной никогда Церковью не возбранялось, даже, наоборот, благословлялось, но только в одном случае. Если это был брачный союз. И кстати, не только венчанный, но и просто, заключённый по гражданским законам. Конечно, брак православных христиан должен быть благословлен церковью, но и в I-е века христианства существовала проблема, когда один из супругов принимал христианство, а другой (или другая) пока ещё нет. И апостол Павел не разрешает таким супругам разводиться, признавая, что это тоже брак, пусть пока без благословения церковного.

Тот же апостол пишет о супружеских телесных отношениях: «Муж оказывай жене должное благорасположение; подобно и жена мужу. Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена. Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим» (1Кор. 7; 3-5).

Господь благословил брачный союз, благословил плотское общение в нём, служащее деторождению. Муж и жена отныне уже не двое, а «одна плоть» (Быт. 2; 24). Наличие брака – это ещё одно (пусть не самое главное) отличие нас от животных. У зверей брака нет. Самка может совокупляться с любым самцом, даже с собственными детьми, когда они вырастут. У людей же существует брак, взаимная ответственность, обязанности друг перед другом и перед детьми. Нужно сказать, что телесные отношения это очень сильное переживание, и они служат ещё большей привязанности супругов. «К мужу влечение твое» (Быт. 3; 16), — сказано про жену, и это взаимное влечение супругов также помогает скреплению их союза.

Но то, что благословляется в браке, является грехом, нарушением заповеди, если совершается вне брака. Супружеский союз соединяет мужчину и женщину в «одну плоть» (Еф. 5; 31) для взаимной любви, рождения и воспитания детей. Но Библия говорить нам и о том, что в блуде люди тоже соединяются в «одну плоть», но только уже в грехе и беззаконии. Для греховного наслаждения и безответственности. Они становятся подельниками в нравственном преступлении.

Каждая беззаконная плотская связь наносит глубокую рану душе и телу человека, и когда он захочет вступить в брак, ему будет очень тяжело носить в себе этот груз и память о прошлых грехах.

Блуд соединяет людей, но для того, чтобы осквернить их тела и души.

Любовь между мужчиной и женщиной возможна только в браке, где люди дают друг другу перед Богом и всеми людьми обеты верности и взаимной ответственности. Ни просто половые связи, ни сожительство с одним партнёром в «гражданском браке» не даёт человеку настоящего счастья. Потому что брак – это не только телесная близость, но и духовное единение, любовь и доверие любимому человеку. Какими бы красивыми словами не прикрывались любители «гражданского брака» – в основе их отношений лежит одно, — взаимное недоверие, неуверенность в своих чувствах, боязнь потерять «свободу». Люди блудящие, обкрадывают сами себя, вместо того, чтобы идти открытым, благословлённым путём, они пытаются украсть счастье с чёрного хода. Один весьма опытный в семейной жизни священник сказал как-то, что живущие вне брака подобны людям, которые, надев на себя священнические облачения, дерзают служить литургию. Они хотят получить то, что им не принадлежит по праву.

Данные статистики свидетельствуют, что браки, в которых был период сожительства до женитьбы, распадаются гораздо чаще, чем те, где супруги такого опыта не имели. И это понятно и объяснимо: грех не может лежать в фундаменте семейного здания. Ведь телесное общение супругов даётся им как награда за их терпение и чистоту. Молодые люди, которые не хранят себя до брака – люди расхлябанные, безвольные. Если они ни в чём не отказывали себе до брака, то так же легко и свободно пойдут «налево» уже в браке.

 

Грех – это духовная болезнь, он наносит раны, язвы душе человека. Грехи являются причиной многих наших несчастий, скорбей и даже телесных болезней. Согрешая, человек нарушает законы духовной жизни, которые существуют объективно, как и законы физики и обязательно будет расплачиваться за свои ошибки. В данном случае, допуская блуд до брака, люди будут платить скорбями и проблемами в семейной жизни. «Что посеет человек, то и пожнет» (Гал.6; 7), — говорит Священное Писание. Недаром сейчас, когда для многих связи до брака стали нормой, у нас такое количество разводов. В России распадаются подавляющее большинство браков, а 40% детей воспитываются вне семьи. Грех не способен созидать, он только разрушает. Когда в фундаменте здания будущей семейной жизни лежит тяжкий грех, ничего хорошего ожидать не приходиться, вот почему так непрочны современные браки.

 

брак или сожительство?

«Гражданский брак» не только ставит людей вне Церкви, но полностью находиться вне правовогополя. На юридическом языке подобный союз называется сожительством. Поэтому «гражданский брак» — выражение совершенно ложное. Настоящим же гражданским браком можно назвать только брак, зарегистрированный в ЗАГСе. Это учреждение для того и существует, чтобы фиксировать в каком состоянии находятся граждане государства: родились, создали семью или уже умерли. На сожительство не распространяются никакие законы о семье и браке, то есть: о правах и обязанностях супругов, совместном имуществе и правах не наследство. Гражданские суды завалены делами об отказе от отцовства бывших «гражданских мужей», которые не хотят платить алименты. Доказать, что они действительно являются отцами своих детей, дело очень проблематичное и дорогостоящее.

Любители «свободных отношений» иногда говорят: зачем все эти росписи, штампы и прочие формальности, ведь было же время, когда брака вообще не было. Это неправда, брак был в человеческом сообществе всегда. Промискуитет (якобы существовавшее у некоторых архаичных племен беспорядочное половое сожительство) не более чем исторический миф, все серьезные исследователи это знают.

Формы установления брачного союза были разными. В римской империи молодожены подписывали, в присутствии свидетелей, брачный документ, регламентирующий права и обязанности супругов. Первые христиане, прежде чем получить благословение Церкви на свой супружеский союз, должны были обручиться, обменяться кольцами и оформить свой брак по закону. Обручение было актом государственным. У других народов (например, у древних евреев) также были брачные документы или брак заключался в присутствии свидетелей, что в древности было порой покрепче бумаг. Но, так или иначе, супруги не просто договаривались, что будут жить вместе, а свидетельствовали о своем решении перед Богом, перед всем обществом и друг перед другом. И сейчас, регистрируя брак, мы берем государство в свидетели, оно объявляет нас мужем и женой, то есть самыми близкими родственниками, и обязуется охранять права и обязанности супругов. К сожалению, сейчас в силу того, что государство у нас является светским, регистрация брака отделена от таинства венчания, и перед венчанием супруги должны расписаться в ЗАГСе. Интересно, что сейчас во Франции, за венчание до регистрации брака в мэрии, полагается уголовная ответственность.

В Российской империи до революции вступить в брак можно было, только обвенчавшись или совершив другой религиозный обряд, согласно исповеданию супругов. Людей разных вероисповеданий не венчали. Венчание имело и юридическую силу. Церковь вообще тогда вела записи актов гражданского состояния, которые сейчас фиксируются в ЗАГСе. Когда человек рождался, его крестили и записывали в метрическую книгу, когда венчался – выдавали свидетельство о венчании.

Дети, рожденные вне брака, считались незаконнорожденными. Они не могли носить фамилию отца, наследовать сословные привилегии и имущество родителей.

Расписаться без венчания и обвенчаться без росписи было просто невозможно по закону.

Государственная регистрация брака – вовсе не пустая формальность, если любишь человека, то несешь за него ответственность.

Например, недостаточно просто родить ребенка, нужно взять на себя всю полноту ответственности за него. Когда женщина рожает ребенка, она идет потом в ЗАГС и получает свидетельство о рождении, ее вписывают в этот документ, она прописывает ребенка к себе, ставит его на учет в поликлинике. Если она отказывается это сделать, ее лишают родительских прав – дети должны быть защищены. Нельзя быть «пробными родителями», «пробными супругами», если любишь — расписаться не проблема, если проблема – значит, не любишь по-настоящему.

 

немного статистики и психологии

Сторонники «гражданского брака» обычно оправдывают свое состояние так: чтобы получше узнать друг друга, и избежать многих ошибок и проблем уже в браке, нужно сходиться постепенно. Сначала пожить вместе, а потом уже расписаться. Это абсолютно не работает, доказано практикой. Статистика гласит, что семьи, где супруги имели опыт сожительства до брака, распадаются в 2 раза (!) чаще, чем браки, где супруги такого опыта не имели.

Кстати, такие цифры не только у нас в стране. В США в Питсбурге специалисты из Penn State University изучили семейную жизнь около полутора тысяч американских пар. Выяснилось, что пары, жившие вместе до брака, в два раза чаще переживают развод. Да и семейная жизнь в этих семьях сопровождается большим количеством ссор и конфликтов. Притом для чистоты и точности исследования были взяты данные разных лет: 60-х, 80-х и 90-х годов XX века.

Результаты исследований, проведенных в университетах Канады, Швеции, Новой Зеландии, также доказывают: добрачное сожительство не может служить к укреплению семьи. Значит что-то не так; люди «пробуют», «пробуют», а число разводов и семейных проблем всё растёт, хотят лучше друг друга узнать, а удержаться в браке не могут.

У нас в стране распадаются 2/3 браков. А ведь когда «гражданские браки» были весьма редким явлением, ситуация с семьей и браком была совершенно другой.

Дело в том, что в пробном браке партнёры не узнают друг друга, а всё ещё больше запутывают. Блуд недаром имеет один корень со словами: блуждать, заблуждаться. Блудное сожительство вводит людей в большое заблуждение.

Добрачный период даётся, чтобы жених и невеста прошли школу отношений, без примеси страсти, буйства гормонов и вседозволенности. Всё это очень сильно мешает объективно оценить человека, увидеть в нём не сексуальный объект, а личность, друга, будущего супруга. Мозг, чувства затуманены дурманом страсти. И когда люди после «пробного брака» создают семью, очень часто они понимают: всё, что их связывало, было не любовью, а сильнейшим сексуальным влечением, которое, как известно, очень быстро проходит. Вот и получается, что в одной семье оказались совершенно чужие люди. Жениху и невесте период ухаживания даётся именно для того, чтобы они научились воздержанию, получше разглядели друг друга не как половые партнёры, не деля совместный быт, жилплощадь и постель, а с совершенно другой, чистой, дружеской, человеческой, если хотите романтической стороны.

Кроме того, что «гражданский брак» — явление ложное и обманчивое, и является только иллюзией семьи, но он также не позволяет партнёрам выстраивать свои отношения, люди могут жить вместе годами, но так и не создать ничего настоящего. Лишь небольшой процент «гражданских браков» завершается регистрацией.

 

Однажды на исповедь пришла ко мне девушка и призналась, что живёт с парнем без штампа. И начала говорить про свободные, неформальные отношения. Я сказал ей: «Да вы же просто неуверенны, любите ли его». Она подумала и ответила: «Да, вы правы, я до конца не знаю, смогу ли с ним прожить жизнь». Таких случаев у меня было немало; когда дело доходило до откровенности, люди обычно, пряча глаза, признавались, что препятствием для заключения законного брака для них является не отсутствие собственного жилья или денег на свадьбу, а неуверенность в партнере и в своих собственных чувствах к нему.

Но если вы не уверены в своих чувствах, просто дружите, общайтесь, но не называйте это браком, не требуйте всего и сразу. Самого главного в этом «браке» нет – любви и доверия друг к другу.

Если любишь, то на сто процентов. Нельзя любить на половину, особенно супруга или супругу. Это уже не любовь, а недоверие, неуверенность в любви, именно она и лежит в основе «гражданского брака».

 

«Гражданский брак» иногда называют бесплодным. Во-первых, потому что сожители, как правило, боятся завести детей, они и в своих отношениях никак не могут разобраться, зачем им ещё лишние проблемы, хлопоты и ответственность. Во-вторых, «гражданский брак» не может родить ничего нового, он бесплоден в духовном и даже душевном плане. Когда люди создают законную семью, они берут на себя ответственность. Вступая в брак, человек принимает решение прожить со своим супругом всю жизнь, пройти вместе все испытания, делить пополам и радость и горе. Он уже не ощущает себя отдельным от своей половинки, и супруги волей-неволей должны прийти к единству, научится носить тяготы друг друга, строить свои отношения, взаимодействовать и главное научиться любить друг друга. Как у человека есть родители, братья, сёстры, с ними он хочешь — не хочешь должен научиться ладить, находить общий язык, иначе жизнь в семье станет невыносима

Известный психолог А.В.Курпатов как-то назвал «гражданский брак» билетом с открытой датой. «Партнеры всегда знают, что билетик у них есть, поэтому, если что не так, в любой момент – махнул, и будь здоров, счастливо оставаться. С таким подходом нет мотива вкладываться в отношения по полной программе – ведь это все равно, что ремонтировать съемную квартиру».

В оценке «гражданского брака» с ним согласен другой российский психотерапевт, Николай Нарицын: «сожительство никоим образом не является ни супружеством, ни семьей, ни тем более браком — причем не столько по закону, сколько по сути! А значит, в таком «союзе», по меньшей мере, наивно надеяться на то, что ваш сожитель, принимая какие-то решения (особенно если в них затрагиваются ваши взаимоисключающие интересы), будет учитывать ваши потребности. И столь же наивно предъявлять претензии в том, что этот человек повел себя так, а не иначе — в большинстве случаев, увы, он вам ничем не обязан, и волен поступать так, как ему (ей) вздумается!»

Поэтому так мало «гражданских браков» завершаются регистрацией. Люди изначально не воспринимают свой союз как нечто значимое, серьезное и постоянное, их отношения неглубоки, свобода и независимость для них дороже, даже годы проведенные вместе, не прибавляют им уверенности, а их союзу прочности.

 

Семейный православный психолог И.А. Рахимова, чтобы показать людям, находящимся в «гражданском браке» ложность и бессмысленность их состояния, предлагает таким парам тест: Чтобы поверить свои чувства, на некоторое время (скажем на 2 месяца) прекратите телесные отношения. И если они соглашаются на это, то обычно варианта два: либо они расстаются, — если их связывали только страсть; или вступают в брак, — что тоже бывает. Воздержание, терпение позволяет по-новому взглянуть друг на друга, полюбить без примеси страсти.

Я обычно тоже даю подобный совет. Объясняю, почему сожительство без брака – грех, и какие он имеет последствия, и предлагаю: если у вас нет серьёзных намерений вступить в брак, лучше расстаньтесь, такое состояние ни к чему хорошему не приведёт. Если же молодые люди хотят узаконить свои отношения, я советую им прекратить интимное общение до брака. Ведь не всё же этим ограничивается, можно дружить, общаться, проявлять свою нежность и привязанность как-то по-другому. Вот тогда вы, действительно, лучше узнаете друг друга.

 

есть ли выход?

Что делать людям, не сохранившим себя в чистоте и целомудрии из-за оторванности от веры и традиций? Господь врачует наши раны, лишь бы человек искренне каялся, исповедовался в своих грехах и исправлялся. Христианину даётся шанс изменить себя и свою жизнь, хотя это и совсем непросто.

Встав на путь исправления, нельзя оглядываться назад, в прошлое, тогда Господь обязательно поможет всякому искренне обращающемуся к Нему.

И ещё; если ваш избранник или избранница имеет негативный добрачный опыт, ни в коем случае нельзя интересоваться греховным прошлым человека и попрекать его за это.

 

Бог хочет, чтобы мы были счастливы, а на пути порока счастья не найдешь. Плоды всеобщей сексуальной расхлябанности и несерьезного отношения к браку хорошо видны уже сейчас: молодежь не хочет создавать семьи и рожать детей, кроме того, делается 5 миллионов абортов в год. А население страны, тем временем, стремительно сокращается. Если мы не остановимся и не задумаемся, а будем продолжать «жить как все», то лет через тридцать России просто не будет, будет какая-то совершенно другая страна, с мусульманским, скорее всего, населением. Ведь у мусульман с семейными ценностями и рождаемостью все в порядке.

 

(470)

Пимен многоболезненный

Пимен Многоболезненный

Приступая к повествованию о блаженном Пимене, остановим наше внимание на его великом мужестве в страданиях и отсюда научимся, что болезни должно переносить терпеливо и — что сила Божия в немощах совершается.

Блаженный Пимен родился на свет больным, больным он и вырос. Но сия телесная болезнь не дала в нем места болезни духовной: он был чист от пороков и соблюл девство от утробы матери. Неоднократно просил он своих родителей, чтобы они позволили ему удалиться в монастырь для пострижения в иноческий образ, но из сильной любви к нему они не соглашались на эти просьбы, желая иметь его наследником по своей смерти. Однажды, по действию Божественного Промысла, устрояющего все к лучшему, блаженный Пимен особенно сильно заболел, так что даже не надеялся и на выздоровление. Повинуясь необходимости, родители принесли его тогда в Печерский монастырь и просили живших в нем преподобных отцев помолиться об избавлении их сына от болезни. Но усердные молитвы иноков не принесли исцеление болящему, ибо молитва самого блаженного была сильнее молитвы их всех. Он не просил себе здоровья у Господа, но, напротив, молил о продолжении болезни, зная, что если будет здрав, то родители возьмут его из монастыря и лишится он осуществления заветного желания. Так как отец и мать были здесь и не давали возможности сыну принять пострижение, то блаженный впал в великую печаль и прилежно начал молиться Богу, чтобы Он исполнил его желание, какими Сам ведает путями. И вот в одну ночь, когда родители его и рабы были погружены в глубокий сон, вошли к нему светлые Ангелы, одни из которых были в образе прекрасных юношей, другие как игумен и братия. Они несли в руках святое Евангелие, свечи, власяницу, мантию, куколь и все остальное, нужное при пострижении. «Желаешь ли, чтобы мы постригли тебя?» — спросили они преподобного. Он с радостью отвечал: «Ей, хочу! Бог послал вас; молю: исполните желание моего сердца». Они тотчас же начали творить вопросы, совершая сполна все, что положено в уставе иноческого пострижения. Так они постригли его в великий ангельский образ, облекли в мантию и куколь, нарекши Пименом. Вручив же ему, по обычаю, свечу горящую, сказали: «Сорок дней и ночей не угаснет свеча эта». Вместе с тем они предсказали ему всегдашнее страдание от телесных болезней, заметив при этом, что получение здравия будет знамением наступления смерти. И целовав новопостриженного, они удалились в церковь, где положили на гроб преподобного Феодосия (1074; память 3 мая и 14 августа) волосы его, завернувши их в полотно.

Иноки, находившиеся в ближних келиях, слыша пение, разбудили прочих, полагая, что или игумен с некоторыми из братий постригает болящего, или он преставился. Все вместе они отправились в келию, где лежал преподобный. Но придя, нашли всех спящими: отец, мать и слуги также спали. Между тем иноки заметили, что келия полна благоухания, а болящий полон радости и веселия и облечен в иноческую одежду. «От кого, брате, принял ты пострижение? И что за пение мы слышали здесь, которого, однако, не слыхали твои родители?» — спросили они, обращаясь к преподобному. «Я так понимаю, — отвечал он, — что меня постриг, нарекши Пименом, игумен, пришедший сюда с братией; они-то и пели как вы слышали; они же мне дали и эту свечу, которую вы видите, сказав, что она будет непрерывно гореть в течение сорока дней и ночей. Власы же мои, положив в убрус (полотно), они удалились с ними в церковь».

Услышав это, иноки тотчас поспешили в церковь, но она оказалась запертой, разбудив пономарей и дознавшись у них, что в церковь после вечерней молитвы никто не входит, так как и самые ключи от нее не у них, а у екклесиарха, иноки отправились к нему. Но и екклесиарх никому не давал ключей и сам ни с кем не входил в церковь. Тогда, взяв ключи, они все вместе пошли в храм, где на гробе преподобного Феодосия, действительно, нашли лежащие в убрусе волосы. После этого о всем известили игумена. Игумен же чрезвычайно удивился и старательно доискивался, кто бы мог постричь преподобного Пимена, но все розыски были напрасны. Тогда для всех стало очевидно, что пострижение, по повелению Божию, совершили святые Ангелы. Долго рассуждали игумен и братия: вменять ли чудесное пострижение как обычное, совершенное по уставу. Но так как имелись ясные доказательства действительности совершенного над ним: власы, чудесно перенесенные на гроб преподобного Феодосия и свеча, для которой было довольно суток, чтобы сгореть, а она не угасала в течение сорока дней и ночей, невзирая на все это, игумен с братиею признали излишним творить на преподобным свое пострижение, но только сказали: «Довольно, брат Пимен, тебе: ты от Самого Бога получил иноческий образ и нареченное имя».

Случилось как-то, что один больной, страдавший таким же недугом, как и преподобный Пимен, принесен был в Печерский монастырь и пострижен. Иноки, на которых лежала обязанность служить больным, внесли его к блаженному Пимену, чтобы служить обоим вместе и равномерно. Но, небрежно относясь к своим обязанностям, они часто забывали об них, так что больные по временам изнемогали от жажды. Тогда блаженный Пимен сказал лежавшему с ним больному: «Так как прислуживающие нам гнушаются нами по причине смрада, исходящего от нас, то захотел ли бы ты, брат мой, нести их обязанности, если бы тебя восставил Господь?» Больной обещался преподобному с усердием служить до самой смерти. Блаженный Пимен сказал на это: «Вот Господь отнимает болезнь твою от тебя и, сделавшись здравым, исполни обещание твое, служа мне и подобным мне. На нерадивых же о таковом служении Господь наведет болезнь лютую, чтобы они, наказанные так, получили спасение». Больной тотчас поднялся совершенно здравым и начал служить преподобному Пимену, а прежние его прислужники, гнушавшиеся своего дела — служения больным, были объяты недугом, по слову блаженного. Исцелившийся от недуга брат служил усердно, но, побыв немного в таковом деле, и он уклонился от Пимена вследствие мерзкой его болезни, и оставил его без хлеба и воды. Уйдя, он поселился в другой келии. И вот внезапно, как огнем, охватил его сильный жар, и не имея сил подняться, он три дня мучился от жажды и наконец стал кричaть: «Ради Бога сжальтесь надо мною, ведь я умираю от жажды!» Услыхав его, иноки, находившиеся в ближайшей келии, пришли к нему, и увидев его болезнь, сообщили о ней преподобному Пимену: «Брат, служивший тебе умирает». — «Что сеет человек, — отвечал преподобный, — то и пожнет: он бросил меня голодного и жаждущего, и сам потерпел то же солгав Богу и призрев мое недостоинство. Но мы научены не воздавать за зло злом, поэтому идите и скажите ему: тебя зовет Пимен встань и иди к нему».

Когда заболевшему передали это он тотчас сделался здоров и, вставши, без всякой помощи пришел к преподобному. Блаженный Пимен долго увещевал его, говоря: «Маловер, вот ты здоров; смотри, опять не согрешай! Разве ты не знаешь, что равную награду будут иметь, как болящий, так и служащий ему. Терпение униженных не останется бесплодно: испытывающие тут кратковременную скорбь и тяготу, будут испытывать радость и веселие там, где нет ни болезней, ни печалей, ни воздыханий, но жизнь бесконечная. Ради этого и терплю все. Бог, через меня избавивший тебя от твоего недуга, может и меня восставить от этого одра и исцелить мою немощь, но я сам не хочу, ибо «претерпеваемый до конца спасен будет» (Мф. 10, 22), сказал Господь. Лучше в этой жизни я сгнию весь, чтобы в будущей тело мое было нетленно; лучше здесь переносить смрад, чтобы там наслаждаться неизреченным благоуханием. Величественно, брат мой, церковное служение в светлом, чистом и святом месте, где богоугодно и сладостно с невидимыми ангельскими силами возносить молитвы к Богу, почему церковь и называется земным небом, а стоящие в ней почитаются за стоящих на небе. Это же темная и смрадная келия не прежде ли суда суд? Не прежде ли бесконечной муки мука? Но терпящий все это с благодарением может с правом сказать: «Терпя потерпех Господа, и внят ми»(Пс. 39, 2); утешая подобных страдальцев, апостол говорит: «аще наказание терпите, якоже сыновом обретается вам Бог, аще без наказания есте, убо прелюбодейчищи есте, а не сынове» (Евр. 12, 7-8), И Сам Господь увещевает нас, брат мой, говоря: «в терпении вашем стяжите души ваша» (Лк. 21, 19). Наставленный таковым увещанием блаженного, брат был глубоко тронут и с тех пор неотступно служил святому Пимену.

Доблестный страдалец и достойный подражатель праведного Иова, воссылая непрестанные благодарения Богу, лежал одержимый страданиями своими в продолжении двадцати лет. Но вот приспел час и время преставления преподобного. Во святом Печерском монастыре явилось знамение. Ночью над трапезною показались вдруг три огненные столпа, которые потом перешли на верх церкви. Бог весть о чем говорило сие дивное знамение! Но истинно то, что Бог, в Троице прославляемый, «творяй ангелы Своя духи и слуги Своя пламень огненный» (Пс.103,4), уже прислал Ангелов Своих за душой многоболезненного Пимена. В тот день преподобный внезапно почувствовал себя здоровым и узнал час исхода своего, как предсказали ему постригавшие его. Восставши от одра своего, преподобный Пимен обошел все келии, поклонился всем и простился с братиею смиренно. Болящим же братьям сказал: «Друзья мои и братья! Встаньте и проводите меня». И тотчас, по слову его, болезни их исчезли, и сделавшись здравыми, они пошли со своим благодетелем. Преподобный Пимен, войдя в Церковь, причастился Божественных Таин, и после этого, взявши погребальный одр, без постороннего указания пути понес его к пещере, в которой никогда не был и которую не видел от рождения своего. Войдя в пещеру, он поклонился гробу преподобного Антония (1073; память 10 июля и 28 сентября) и указал место, где желал быть положенным.

Здесь в пещере преподобный Пимен сопровождавшей его братии поведал чудную тайну, указывая на гробы некоторых из братий, лежащих вблизи: «Вы положили в этом гробу двух братьев, одного без схимы, а другого в схиме. Первого инока, положенного без схимы, вы найдете в схиме. Он при жизни неоднократно хотел принять ее, но все откладывал, дела же являл достойные этого образа, поэтому Господь даровал ему схиму по смерти. Другого же брата, положенного в схиме, найдете без нее: он не хотел схимы во время жизни, не показал и дел, достойных ее, а говорил только: «Когда увидите, что я покидаю этот мир, тогда, постригите меня в схиму». Не помнил он слов, сказавшего: «Не мертвии восхвалят Тя, Господи, ниже вси нисходящии во ад, но мы живии благословим Господа» (Пс. 113, 25-26). Поэтому и отнята у него схима и дана показавшему дела, достойные ее: «Имущему бо (добрые дела) везде дано будет и преизбудет, от неимущего же (добрых дел) и еже мнится имея. взято будет» (Мф. 25, 29). Третий брат, — продолжал преподобный, — много лет положен здесь и весь истлел, но схима его осталась нетленной: она блюдется для его осуждения и обличения в день Страшного суда. Ибо он совершал дела, недостойные этого образа: всю жизнь провел в лености и грехах, не помня зов Господа: «Ему же дано будет много, много взымется от него» (Лк. 12, 48). Пострижение в схиму не приносит никакой пользы тем, которые не совершают добрых дел, избавляющих от вечных мук».

Преподобный на время замолчал и потом, обратившись к братии, торжественно сказал: «Вот, братие, пришли постригавшие меня для принятия моей души», — и вслед за этими словами возлег на одр и успе о Господе. С великою честию братия возложили его на показанном месте в пещере.

После кончины преподобного братия убедилась в прозорливости его слов. Откопавши гробы, о которых рассказал преподобный, они нашли, соответственно его словам, трех черноризцев. Погребенный в схиме из двух, недавно умерших, оказался лишенным ее, а на другого, не имевшего ее, она была возложена. Третьего же брата, уже давно умершего, нашли всего истлевшего, одна только схима его были цела. И долго дивились неизреченному суду Божию, воздающему каждому по делам его.

Небесное знамение, явившееся в виде трех огненных столпов в день преставления преподобного Пимена, описано в летописи под 11 февраля 1110 года, когда игуменом Киево-Печерского монастыря был святой Феоктист (память свт. Феоктиста, епископа Черниговского, 6 августа 1123 года, совершается 5 августа). И день кончины преподобного Пимена поэтому предполагается 11 февраля 1110 года, совпавшие с небесным знамением.

Мощи преподобного Пимена почивают в Антониевой пещере. Вторично память святого празднуется 28 сентября с Собором преподобных Ближних пещер.

 

(180)

смерть детей

\О том, что если кто просит у Бога пользы, тот

должен с благодарностью принимать, что бы то ни было посланное Промыслом, даже если оно против его желания

 

А. Из жития святого Иоанна Милостивого

 многие в Александрии в подражание современни­кам апостолов продали свое имущество и вручили полученные деньги святому Иоанну, чтобы он раз­дал их нищим.

   Один из них принес семь с половиной фунтов золота и сказал, что вот, мол, все, что у него есть, и попросил святите­ля помолиться об исцелении своего сына от тяжелой болезни и о благополучном возвращении корабля, который он снаря­дил в Африку,

     Через месяц после молитвы святителя сын судовладель­ца умер, а еще через три дня корабль на обратном пути из Аф­рики, проходя мимо Фароса, попал в страшную бурю: весь груз пришлось выбросить за борт и только таким образом удалось спасти корабль.

      После смерти сына этот человек еще как-то держался, но когда ему сообщили о бедствии, в которое попал корабль, он пришел в полное отчаяние. Патриарх Иоанн, узнав об этом, весьма сочувствовал несчастному судовладельцу и стал умолять, чтобы Господь успокоил бурю в душе бедняги и помог ему в делах.

      На следующую ночь несчастный отец увидел во сне му­жа, похожего на патриарха, который сказал: «Почему ты так пал духом? Разве ты не просил меня спасти твоего сына? Он сейчас спасен благодатью Божией и радуется в селениях пра­ведных, избежав всяческих злых соблазнов. Если бы он про­жил дольше, то погряз бы в распутстве и оказался бы недосто­ин будущих обетовании.

      А что до корабля, то о чем тут говорить, если бы мы не умолили Бога, то корабль пошел бы ко дну и все погибли бы вместе с твоим братом. Поэтому тебе следует не унывать, но с благодарностью терпеть свою долю. Ибо ничто не происхо­дит без Божьего суда, хотя нам многое из того и не ведомо».

        Как только человек проснулся, почувствовал в сердце не­малое утешение, пришел к патриарху, упал ему в ноги и выразил свою премногую благодарность. Он рассказал ему о видении, а блаженный патриарх посоветовал благодарить не его, смирен­ного человека, но Бога, направляющего все к наилучшему.

 

Б. Из жития  святого Уара

Богатая и боголюбивая женщина по имени Клеопатра по­сле кончины мученика Уара взяла его мощи и перевезла к се-Пе на родину, в Палестину, а когда гонения стали ослабевать, построила храм в его честь.

У нее был единственный сын, и она возлагала все надежды на него, ибо ее муж умер много лет назад. Она посылала много денег властителям, чтобы они удостоили ее сыны славного титула. В конце концов, мать добилась указа от императора о присвоении ее сыну (желанного) титула. Но она решила не праздновать это событие, пока не закончит строительство храма, чему она отдавала все свои силы.

Когда сооружение было подведено под крышу, благочес­тивая жена собрала епископов и пресвитеров для освящения нового храма, пригласила монахов, просиявших доброде­тельным житием, и, изъяв святые мощи мученика Уара из усы­пальницы, торжественно водрузила их на драгоценные но­силки и рядом с ними положила тогу и пояс со знаками титу­ла, полученного сыном, чтобы собравшиеся воздали славу и по достоинству оценили их. А сын должен был облачиться в эти благородные одежды.

Затем в присутствии всех собравшихся было совершена всенощная служба. Клеопатра и ее сын первыми подошли к мощам мученика, взяли носилки и торжественно перенесли в алтарь храма. Перед ней были образа мучеников, и она горя­чо, со слезами молилась Уару и другим святым, а ее сын про­сил у мученика помощи в своей жизни.

После окончания божественной Литургии были накрыты столы с самыми различными изысканными яствами, и сама Клеопатра с сыном прислуживала гостям. Своему мальчику она сказала, чтобы он не прикасался ни к пище, ни к питью, пока не обслужит всех гостей.

Пир закончился только к вечеру. Мальчик очень устал и от­правился спать, но сон никак не шел, ему стало плохо, ока:и лось, у него началась горячка. Мать, которая весь день ничего не ела и не спала всю ночь, сидела у его кровати и обмахивала его полотенцем! чтобы облегчить его страдания. Около полуночи, о суды Божий, сердце мальчика вдруг остановилось и он умер.

Когда Клеопатра поняла, что сын мертв, молча упала без  чувств. Постепенно она пришла в себя, положила свое дити на плечи и понесла в храм, освященный в честь мученика Она внесла тело в алтарь и Стала обращаться к мученику, как к живому:

— В чем же, мучениче Христов, мы так виноваты, что меня постигло такое горе? Я оставила собственного мужа лежать по чужой земле, а твоим мощам устроила торжественные почести. Я построила этот храм, с самого первого камня, и думая

только о том, как угодить Богу, и всей душой была расположе­на к тебе.

Почему же так было решено? Я уповала только на хоро­шее — на спасение сына. А теперь кто меня поддержит в ста­рости? Горе мне, мои надежды оказались обманутыми. Какое (страшное) зрелище! О, мучениче Христов! Воскреси моего сына, как Елисей сына Соманитянки, или дай мне скорую кончину, чтобы мне, несчастной матери, не страдать всю жизнь.

Так горячо молилась и рыдала Клеопатра. Наконец, она за­снула, и в тонком сне ей явился сын вместе с мучеником. Стра­далец Христов Уар держал мальчика за руку, как собственное дитя, а вокруг них разлилось невиданное сияние. Их головы украшали божественные венцы неописуемой красоты.

— Почему ты не радуешься, жено, — обратился к ней Уар, -и твое сердце переполнено страшным горем? Неужели ты считаешь меня неблагодарным? Неужели я не знаю, что у тебя произошло? Или я не оценил по достоинству все твои труды? Смотри, какой великой славы удостоился твой сын? Благо­дать, как молния, сияет вокруг него. А ты мрачна, печальна и вовсе не радуешься его спасению? Если хочешь, подойди к нам, поговори с ним наедине, и увидишь, как ему хорошо. После этих слов мученик сказал мальчику: «Подойди, чадо, к матери, и расскажи все, что ты видел здесь, чтобы утешить ее слезы».

Но ее сын прижался к мученику и не хотел отходить от не­го и присоединиться к матери. Он только посмотрел на мать и воскликнул: *Мама, успокойся, возьми себя в руки и оставь слезы! Не могу же я променять свою жизнь на смерть, безгра­ничное наслаждение — на скорбь, а вечную жизнь — на вре­менную*.

Услышав это, мать подошла к сыну, успокоенная его слова­ми, и стала от все души умолять мученика помолиться о ее спасении. Уар дал ей назидательные советы, которые непременно приведут ее к спасению, благословил ее и вместе с мальчиком направился в небесные чертоги.

Проснувшись, Клеопатра стала от всей души благодарить Господа и Уара и велела положить останки сына рядом с мо­щами мученика. Она совершила вместе с гостями всенощное бдение и благодарственный молебен о спасении сына, а на следующий день после Литургии устроила блистательный пир и вместе со всеми участвовала в священных песнопениях.

Клеопатра раздала все свое имущество бедным, оделась в простое платье и стала служить при гробе мученика Уара, усердно соблюдая посты и творя молитву. Ее внутренний че­ловек настолько очистился, что каждое воскресение она виде­ла мученика вместе со своим сыном, озаренных ярким сияни­ем, как при первом их явлении во сне, что несколько облегча­ло ее скорбь. Так она прожила семь лет, после чего отошла в блаженную вечность.

(191)

неразумная молитва матери

ИСЦЕЛЕНИЕ БОЛЯЩЕГО
Госпожа Рылеева была вдовой, имела единственного сына, которого любила всей душой. И вот однажды ее пяти- или шестилетний сын заболевает. Долго лечили его, и, наконец, врачи, безсильные что-либо сделать, ушли, а мать опустилась на колени перед иконами и начала усиленно молиться о спасении сына. Среди молитвы на нее напал легкий сон, и видит она большую площадь, слышит звуки военной музыки, гул толпы. Вдруг выдвигается эшафот, на нем виселица, на эшафот вводят ее сына и вешают… Она в страхе просыпается. «Господи! — воскликнула горестная мать. -Знаю, что это сон, не мечта, а послан для моего вразумления, но все же молю Тебя, оставь в живых моего сына».
Господь услышал ее молитву, сын поправился, к великому изумлению врачей, неизвестно чему приписавших подобный случай (впрочем, и врачи в то время были верующими).
Прошло много лет, Рылеев вырос, сошелся с людьми, отвергавшими Бога и все святое, желавшими закрыть все церкви и прекратить богослужение, а также восставшими против самодержавной власти. Они составили союз с целью ниспровергнуть самодержавие и учредить республику. Но заговор был раскрыт — пять его участников, в том числе и Рылеев, были приговорены к смертной казни через повешение. И вот мать Рылеева наяву увидела большую площадь, толпы народа, звуки военной музыки. Воздвигли эшафот, на нем виселицу, и Рылеев был повешен. Его мать не возроптала, не пришла в отчаяние, но с твердостию произнесла: «Прав Ты„ Господи, и правы суды Твои».
Прп. Варсонофий Оптинский. Духовное наследие. -Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1999.

ВОЛЯ БОЖИЯ
…Мы не знаем, что лучше для нас: жизнь или смерть, здоровье или болезнь, благополучие или нищета. Воля Божия на все… Хотя бы мы и не понимали ее. Но не всегда хочет человек принимать ее, и тогда бывает хуже.
Расскажу один такой случай. Одна богатая женщина, жившая в Петербурге, имела мальчика в возрасте одного года. Он опасно занемог. Ждали уже смерти. Тогда мать упросила приехать батюшку, отца Иоанна Кронштадтского, и помолиться о выздоровлении больного. Батюшка отслужил молебен. Дитя выздоровело, на радость матери… Шли годы. Она любовалась сыном. Когда ему пошел девятнадцатый год, он полюбил одну девушку, но не был любим. Разочарованный, он покончил самоубийством.
— И вот, доселе, — говорила мне несчастная мать, — я не могу простить себе: зачем я его вымолила через отца Иоанна?
А другой случай произошел в Ялте. Мне рассказывал его архиепископ Ф., лично слышавший все от матери же.
У одной вдовы заболел единственный ребенок. Врачи не помогали. Дело быстро шло к роковому, как неразумно привыкли говорить, концу. Страдалица-мать обратилась с горячей молитвой к Божией Матери, прося оставить в живых дитя, единственную утеху… Утомленная, она села в кресло и быстро задремала… Было ли дальнейшее в тонком сне или в явном видении, она не может сказать. Только ей явилась Божия Матерь и, точно отвечая на просьбу, сказала: «А ты можешь поручиться, что воспитаешь его как должно и он останется таким же чистым, какой он сейчас?» Ребенку тогда было, кажется, около восьми лет всего. «Ручаюсь! Ручаюсь! — с горячностью ответила мать. -Только оставь в живых!»
Видение кончилось. Она проснулась. Ребенок, к удивлению врачей, выздоровел. Мать ликовала…
Скоро нужно было отдавать его в школу. Мальчик оказался очень способным. Но вместе с тем и очень восприимчивым к разным дурным наклонностям… Началась борьба матери за душу ребенка… Но ни уговоры, ни угрозы, ни наказания не помогали. Мальчик портился все больше. Мать оказалась безсильной. И, вспоминая данное ею обещание Божией Матери воспитать дитя, а особенно ужасаясь вечных мук, ожидающих грешников (она была глубоковерующей христианкой), однажды обратилась вслух с молитвой к Божией Матери: «Матерь Божия! Если уж он не исправится, лучше возьми его из этой жизни: лишь бы он не погиб для будущей. Воля Твоя!»
…Скоро же после этого произошло следующее. Мальчик отправился на одну из обычных верховых прогулок по горам. Будучи бойким, он на сильном бегу очень круто повернул коня на повороте дороги и, вылетев из седла, разбился насмерть.
Мать теперь знала, что так ему лучше… Слез она не могла сдержать при похоронах, но они были тихие, облегчающие.
Митрополит Вениамин (Федченков). Божьи люди: Мои духовные встречи. — М., 1998.

НЕРАЗУМНАЯ МОЛИТВА МАТЕРИ
В городе Калуге жила одна вдова, которая имела большое усердие к Калужской иконе Божией Матери. Утешением вдовы была единственная дочь, отроковица двенадцати лет. Внезапно девочка заболела и умерла.
Несчастная женщина, обезумевшая, от горя, пришла в собор и здесь, у образа Божией Матери, начала свою безумную молитву: «Я всегда Тебе молилась, Матерь Божия, всегда чтила Твой образ, но Ты, невзирая на мое усердие, лишила меня единственной радости и утешения. Ты не спасла мою дочь от смерти». И затем осыпала Божию Матерь упреками, называя Ее немилосердной и жестокосердной. У образа Божией Матери женщина впала в какое-то безсознательное состояние, в котором увидела лучезарно сияющую Царицу Небесную. Божия Матерь обратилась к ней с такими словами: «Неразумная жена! Я всегда слышала твои молитвы о дочери и умолила Сына и Бога Моего, чтобы Он взял ее чистой в лик девственниц. Она вечно восхваляла бы имя Господне с другими, подобными ей, но ты воспротивилась этому. Да будет же по-твоему. Иди, дочь твоя жива…»
После этих слов женщина очнулась и направилась домой. Дочь ее уже лежала в гробу, готовая к погребению. Но вдруг неожиданно для всех щеки ее покрылись румянцем. Послышался глубокий вздох, и отроковица поднялась из гроба. Радости матери не было конца.
Но счастье было непродолжительным. Выросшая девица повела разгульную и порочную жизнь. Для матери она стала не утешением, а большим несчастьем. Она била мать, бранила и всячески издевалась над ней, причиняя ей слезные обиды. Так страшно и опасно не подчиняться воле Божией.
Просите, и дано будет вам: Непридуманные рассказы о чудесной помощи Божией. ~ Клин, 1999.

(536)

Выбор дочери

Поведал некоторый старец: была девица очень преклонных лет, преуспевшая в страхе Божием. Я спросил ее, что привело ее к монашескому жительству? Она, прерывая слова воздыханиями, рассказала мне следующее:

“Мои родители, достоуважаемый муж, скончались, когда я находилась в детском возрасте. Отец был скромный и тихого нрава, но слабого и болезненного телосложения: он жил столько погруженный в заботу о своем спасении, что едва кто изредка видел его из жителей одного с ним селения. Если иногда он чувствовал себя поздоровее, то приносил в дом плоды трудов своих; большую же часть времени он проводил в посте и страданиях. Молчаливость его была такова, что не знавшие могли счесть его немым.

Напротив того, мать моя вела жизнь рассеянную в высшей степени и столько развратную, что подобной ей женщины не было во всей стране. Она была столько обильна в речах, что, казалось, все существо ее составлял один язык. Беспрестанно она затевала ссоры со всеми, проводила время в пьянстве с самыми невоздержанными мужчинами. Она расточила всё принадлежащее дому; весьма значительное имущество не удовлетворяло нуждам нашим, а ей было передано отцом распоряжение домом.

Столько злоупотребляла она телом своим, оскверняя его нечистотами, что не многие из этого селения могли избежать блудного совокупления с нею. Она никогда не подвергалась никакой малейшей боли, но со дня рождения и до старости пользовалась совершенным здоровьем. Так текла жизнь родителей моих.

Отец мой, истомленный продолжительною болезнью, скончался. Едва он скончался, как помрачился воздух, пошел дождь, засверкала молния, загремел гром, в течение трех дней и трех ночей непрерывно продолжался ливень. По причине такой непогоды замедлилось его погребение на три дня, так что жители села покачивали головою и, удивляясь, говорили: этот человек столь был неприятен Богу, что даже земля не принимает его для погребения. Но, чтоб тело его не предалось разрушению в самом доме, и тем не сделалось невозможным пребывание в нем, похоронили его кое-как, несмотря на то, что непогода и дождь не переставали.

Мать моя, получивши большую свободу по смерти отца, с большим исступлением предалась злоупотреблению телом и, сделав дом наш домом разврата, проводила жизнь в величайшей роскоши и в увеселениях. Когда настала смерть ее, то она сподобилась великолепного погребения, самый воздух, казалось, принял участие в провождении тела ее. По кончине её я осталась в отроческих летах, и уже телесные вожделения начали действовать во мне.

Однажды вечером я начала размышлять, чью жизнь избрать мне в образец подражания: отца ли, который жил скромно, тихо и воздержно, но во всю жизнь свою не видел ничего доброго для себя, всю ее провел в болезни и печали, а когда скончался, то земля даже не принимала тела его; если такое жительство благоприятно было Богу, то по какой причине отец мой, избравший это жительство, подвергся таким бедствиям?

Лучше жить, как жила мать, сказало мне помышление мое, предаться вожделению, роскоши, плотскому сладострастию. Ведь мать моя не упустила никакого скверного дела! Она провела всю жизнь свою в пьянстве, пользуясь здоровьем и счастьем. Что же, мне следует жить, как жила мать? Лучше верить собственным глазам и тому, что очевидно, лучше наслаждаться всем, нежели верить невидимому и отказаться от всего. Когда я, окаянная, согласилась в душе моей избрать жизнь, подобную жизни матери моей, настала ночь, я уснула. Во сне предстал мне некто высокий ростом, взором страшный; грозно взглянул на меня, гневно и строго спросил он у меня: “Исповедуй мне помышление сердца твоего”. Я, испугавшись его, не смела и взглянуть на него. Еще более громким голосом повторил он приказание, чтоб я исповедала, какое жительство мне понравилось. Растерявшись от страха и забыв все помышления мои, я сказала, что не имела никаких помышлений. Но он напомнил мне все, о чем я размышляла в тайне души моей. Обличенная, я обратилась к просьбам, умоляя его даровать мне прощение, и объяснила причину этих помышлений. Он сказал мне: “Пойди и увидь обоих, и отца и мать твоих, — потом избери жизнь по желанию твоему”. С этими словами он схватил меня за руку, повлек. Привел он меня на большое поле красоты неизреченной, со многими садами и плодовыми разнообразными деревьями, ввел меня в эти сады. Там встретил меня отец, обнял, поцеловал, назвал своей дочерью. Я заключила его в объятия свои и просила, чтоб мне остаться с ним. Он отвечал: “Ныне это невозможно; но если последуешь стопам моим, то придешь сюда по прошествии непродолжительного времени”. Когда я опять начала просить о том, чтоб остаться, показывающий мне видение снова схватил меня за руку, повлек и сказал: “Пойди, я покажу тебе и мать твою, как горит она в огне, чтоб знать тебе, по жизни которого из родителей твоих направить жизнь твою”. Поставив меня в дому мрачном и темном, где живет скрежет зубов и горе, он показал мне печь, горящую огнем, и кипящую смолу; какие-то страшилища стояли у устья печи. Я взглянула во внутренность печи и увидела в ней мать мою: она погрязла по шею в огне, скрежетала зубами, горела огнем; тяжкий смрад разливался от червя неусыпающего. Увидев меня, она воскликнула с рыданием, назвала дочерью: “Увы мне, дочь моя! страдания эти — последствия собственных дел моих. Воздержание и все добродетели казались мне достойными посмеяния; я думала, что жизнь моя в сладострастии и разврате никогда не кончится; пьянство и объядение я не признавала грехами. И вот! Я наследовала геенну, подверглась этим казням за краткое наслаждение грехами; за ничтожное веселье расплачиваюсь страшными муками. Вот какую получаю награду за презрение Бога! Объяли меня всевозможные, бесконечные бедствия! Ныне время помощи! Ныне вспомни, что ты вскормлена грудью моею! Ныне воздай мне, если ты получила от меня когда-либо что-либо! Умилосердись надо мною! Жжет меня этот огонь, но не сожигает. Умилосердись надо мною, дочь моя, подай мне руку твою и выведи меня из этого места”. Когда я отказывалась это сделать, боясь тех страшных стражей, которые тут стояли, она снова начала вопить со слезами: “Дочь моя! помоги мне. Не презри плача твоей родной матери! Вспомни болезни мои в день рождения твоего! Не презри меня! погибаю в огне гееннском”. Ее вопль извлекал у меня слезы: я также начала стенать, испускать вопли и рыдания. Эти вопли и рыдания разбудили моих домашних; они достали огня и спрашивали меня о причине столь громкого стенания. Я поведала им видение мое. Тогда я избрала последовать жизни отца моего, будучи удостоверена по милосердию Божию, какие муки уготованы для произволяющих проводить порочную жизнь”.

(169)