089 Об оправдании и сокрушении

сокрушение

Само по себе оправдание является проявлением сил души, это – способность ума к трезвому мышлению, направленность воли к желанию и стремлению к правде и справедливости, и выражение любви и сочувствия к оправдываемому. Последние слова Господа на Кресте – оправдание людей пред Богом — урок душе вашей, как действовать по отношению к другим людям. Оправдание – это прощение всем  и всего, только не себя.

«Темный» же все извратил в своей, свойственной ему, манере, подменяя страстями добродетели. Он научил человека оправдывать не других, как дело угодное Богу и которое служит для твоего смирения, и учит любить других, а оправдывать себя как способ, через который человек уподобляется врагу. Вот враг и подбросил оправдание себя (и это был один из первых грехов Адама и Евы), чтобы прикрыть свою подлость и обвинить Бога в том, что все, что Он создал по Своей воле, является противным воле и желаниям создания.

 

Страстный человек боится Бога и уподобляется Адаму, который, увидев свою наготу, испугался и скрылся от Бога. Так и такой человек, увидев срамоту своего измененного естества, боится услышать голос Бога, прикрываясь самооправданием.

 

Оправдывать страсти своей привычкой к ним или немощью –  стало нормой для христиан.

 

Немощь человеческая должна выражаться не в оправданиях своего бездействия и нерадения в борьбе с грехом, а в признании Милостивой Силы Бога, которая всем управляет по любви! 

Верное понятие немощи, несет человеку силу внутреннюю, уверенность, свободу, и  соделывает сыном Божьим.

Первое же, угнетает, расслабляет, несет страх и маловерность, и соделывает рабом греху.

 

Только человек начинает оправдываться (и в мыслях, и словами), это знак того, что совесть внутренним чувством страха перед наказанием Божиим за грех возвещает о том, что человек на пути к греху или совершает уже. И здесь вступает в борьбу самооправдание (как привычка и навет «темного») и Божий глас. Чаще оказывается сильнее «темный», но не по причине слабости гласа, а по причине свободной воли человека. Т.е, он опять выбрал не Божий Мир.

 

Оправдание себя не приходит без обвинения другого. Обвиняться может и Бог, который все обо мне знает, так чего же Он хочет, и близкий человек, которого я «истинно» люблю, а он мне не отвечает такой же любовью, и незнакомый человек, который посмотрел на меня не так, и дерево, на которое ты наткнулся, и «темный», который смущал тебя прельщеньями своими. Все это приходит, когда исполняешь заповедь врага – вознеси себя и осуди другого.

 

Самооправдание – враг сокрушения о грехах, и заметь, что в чем начинаешь оправдываться перед собой, то и является в данный момент препятствием в деле очищения от скверны. И тогда надо моментально себя укорить с сокрушением, не продолжая слушать оправдания, а нежеланием — ненавистью противоборствовать страсти и звать Господа на помощь, чтобы помог отречься от этого пагубного зла. Пример такой молитвы  дан в разделе «О борьбе».

 

Когда человек знает, что у него страсть, и приходит мысль не осуждающая себя, а оправдывающая, показывая, что человек приносит пользу или себе, или другому своими действиями, то это оправдание страсти, подбрасываемое «темным», чтобы человека запутать и не дать ему бороться с ней. «Темный» же знает, что Господь по Своей любви к человеку всякое его зло и его страсть преобразит в добро.  Но это не является заслугой человека, а наоборот является осуждением ему, но не Богом он осуждается, а врагом, который любым способом старается, чтобы человек не получил в будущем награды от Господа. Враг знает, `что награда есть эта, что это счастье и радость неизреченные, но, потеряв ее сам, он завидует человеку, которому Господь дарит ее.

        Поэтому, не слушай оправданий о том, что твоя страсть, о которой ты знаешь по Милости Божией через падения свои и различные откровения  Божии тебе, не является страстью пагубной, и несет она добро людям. Помни, что страсть твоя всегда останется с тобою и здесь, и в вечности, если не очистишься от нее здесь, и, имея ее, ты не получишь той награды, которая дается за неимение ее. А то, что проявляется добром она для людей других, это Искупительная Жертва Господа, а не твоя, и не приписывай ее себе!

 

Что написано обо мне в Книге Жизни Твоей? То, что сам я написал по дару Твоему – свободы моей.

Думал я, что веря в Тебя, стал я уже книгою добра, книгою любви, книгою покаяния. Но Ты пришел и открыл книгу эту. Увидев первые страницы, я ужаснулся от беззаконий своих, от мрака своего.

Сотри покаянием моим все записи нечистые! Не дай духам злобным писать в свитках своих о грехах моих! Руководи мной, Сам записывай дела правды Твоей в Книге Жизни Твоей!  

 

Заметив в себе самооправдание и связанный с ним ропот, знай, ты уподобляешься врагу и падшему Адаму.

 

Оправдывая себя, человек прощает сам себя, без прощения Божьего, а это не является покаянием и не дает возможность очиститься.

Не может человек, делающий грех, оправдываться своей немощью, маловерием и страстями, т.к. не мог Бог не дать человеку внутренних сил справиться с грехом и не подавать помощь, и этим возводить в силу «темного».

Уподобьтесь Господу вашему! Оправдывайте всех — и праведных, и грешных, и христиан, и неверующих. Но не оправдывайте себя, тем самым, унижая себя и Божью Любовь к вам!

И Господь Предвидением Своим дает возможность человеку понять Милость Божию и смысл жизни, возжелать быть с Богом и довериться Его воле, прочувствовать Кто есть Бог и как велика Его Любовь к людям, и тем самым ответить Ему любовью! И в этом состоит познание Бога душой.

 

Часто человек говорит, что любит другого и не может без него жить, но сам совершает неблаговидные поступки и обижает любимого, нанося ему удары своим самолюбием. Когда совесть обличает его, то он оправдывается  любовью человека к себе без исправления своего эгоизма, и тем оскорбляет Любовь Высшую, которая учит истинно любить.

Задетое самолюбие от своего проступка понимает, что оно может потерять другого, который был помощником и другом. И когда другой прощает по своей любви, то самолюбие получает подтверждение, что оно все равно любимо, а оно  само просто немощно, тем и успокаивается в своей немощи.

         Оправдание чужой любовью – губительно для человека, стремящегося к совершенству

 

Нужно оправдываться любовью Бога, но с сокрушением о своем падении и с желанием больше не оскорбить Любовь своими греховными падениями, которые наносят удары такие, как воины наносили удары Христу.

 

Человек  действует по привычке – при  падении чувствует себя виноватым, потом оправдывается то ли своей немощью, то ли любовью другого,  затем  успокаивается и продолжает жить, как ни в чем не бывало.

Если же человек упал в яму с грязью, не остается же он в ней лежать, потому что он  был немощен, а, сожалея о своем падении, встает и с упованием на лучшее идет дальше, стараясь больше не упасть. Вы же, оправдываясь своей немощью – безволием, каждый раз поднимаетесь Богом, не воздав Ему благодарности, и обвинив не себя во невнимании, а того, кто вырыл яму, идете дальше, обвиняя всех, и по своему невниманию и нерадению тут же падаете в другую яму.

 

Чем оправдаешься, душа моя, придя на Суд Божий в грязных одеждах страстей своих?

Что некогда очищаться было из-за забот мирских?! Так Господь сказал – не заботиться ни о чем, Я – Отец ваш и подам все нужное вам!? Это ты, по недоверию и маловерию ко Господу, собирала сама богатства неправедные.

Что звала других к вере в Господа, наставляя их на путь истинный?! Так, Промысел Божий обо всех вас, а не только над тобою! Господь собирает овец Своих, а не овцы! Это ты по научению вражьему спасала других, прикрываясь волей Божией о тебе. Воля же Бога в том, чтобы ты очистилась и чистотой своей служила Ему!             

Что верила ты в Бога, не чувствуя любви к Нему, осознавая Милости Его?! Да, будет тебе оправдание в этом, но только не станешь ты невестой Господа моего!

 

Любым служением другому человеку без своей выгоды, человек готовит оправдание себе перед Богом.

 

Любовь моя, мой Господи! Я готова терпеть все болезни телесные, все неприятности и скорби мира этого, только чтобы все было во славу Твою!

Не разреши мне, Господи, пропустить и посочувствовать хотя бы одной мысли жаления себя, не дай задать мне никогда в жизни вопрос – за что так? Ты знаешь, Господи, все мысли мои, и все желания мои – о Тебе они, и не желаю  думать о себе, желать благ  себе!

Пусть все будет по воле Твоей благой, пусть звучит вечная песнь славы Тебе, мой Господи!

 

Оправдание или обвинение – это суд, и не ведут к судье праведного, т.е. жившего по заповеди.

 

Как вирус вызывает болезнь в нас и разрушает тело наше, так и наше скрытое самооправдание действует на внутренний мир наш, убивая нас. Постепенно оно разлагает нас, доводя до агонии отречения от Бога своею самостью, по желанию нашему жить по воле своей.   

Не дай нам, Господи, самооправданий лживых творить, дай нам сокрушение и плач непрестанный. Омой и  очисти нас слезами нашими о себе падших и о Тебе, Спаситель наш!

 

Когда человек сокрушается, т.е. не оправдывает себя сам за свои грехи и прегрешения, то, увидев истинное чувство смирения, Господь оправдывает человека Сам во стократ больше. И приходит Благодать, как ощущение легкости и свободы от груза своего, как подтверждение принятой жертвы сокрушения. И да не примется вами это ощущение Благодати, как повод к расслаблению и мечтанию, что уже чего-то достиг. А принимается пусть, как помощь и Милость Господа для поддержания  и напоминания – Я всегда с тобой! Я все вижу, знаю, а ты помни об этом и не предавай Мой Мир!

 

Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня грешную! Только на милость Твою могу надеяться. Ты видишь немощь души моей, Ты знаешь, что я всегда отрекаюсь от Тебя. Я самая грешная на этой земле.

Горе мне, как противно за себя, не хочу быть такой, Господи. Как стыдно.

Прости, велико мое падение и наказывай меня, Господи. Если в малом я такое творю, то что же говорить о большем.

Наказывай, только дай силу пережить и перетерпеть, без этого не смогу.

Тебя нет со мной, моя Любовь, и мне ничего не надо, не нужна еда, не нужны деньги, не нужны все мои привязанности. Остался только стыд за себя и пустота. Дай мне пережить это, Господи, и никогда больше так не делать. Дай мне запомнить этот урок на всю мою оставшуюся жизнь.«Яви милость рабу Твоему, и буду жить и хранить слово Твое» (Пс. . 118, 17).

 

Исповедание грехов (как признание  преступлений по собственной воле) по сути, является противоположным действием при падении Евы и Адама — Ева обвинила врага, Адам же обвинил Бога и человека. 

Враг не выдерживает признания человеческого перед Богом, что сам человек был виноват в том, что согрешил. При признании своего падения по своей вине не вступает в силу самый большой грех, грех гордости как оправдание себя и обвинение и Бога, и  врага. Если человек не обвиняет ни врага в обольщении, ни Бога в немилости, ни другого человека в соблазне, а обвиняет себя, то враг не имеет никакой силы, он опаляется смирением создания Божьего, как приносимой жертвой  человеческого самолюбия.

 

Когда человек долгое время исповедует какой-то один и тот же грех, по причине его постоянного делания, то это означает, что он искренне его не осознал. Повторение греха – это признак глубокой страсти. Если человек искренне сокрушается о своем грехе, до ненависти к нему, и отрекается от этой страсти, которая порождала этот грех, то по прошествии нескольких, а иногда и после первой исповеди в нем уже не возникают сильные позывы этой страсти. Очень часто людям кажется, что они сокрушаются в чем-то, но в глубине они не делают так. Бывает, это просто знание, что это грех или страх перед смертью. И в таком случае через исповедь не происходит очищение от страсти. И грех повторяется тогда, когда Господь и «темный» увидели, что это было мнимое сокрушение.

Поэтому св. отцы и говорили: помни о грехах своих и плачь о них. Если будешь помнить, что ты преступаешь заповеди посредством греха, который в тебе, то и будешь всегда с вниманием относиться к себе, чтобы не повторить его. И повторение греха вызвано еще и невниманием к себе и беспечностью – это признак того, что человек не осознал в себе страсти, он как бы просто догадался, но не рассудил, чем он был вызван. А т. к. не понял, что было причиной греха, то и не может сдержаться и на следующий раз.

 

Прости за любой обман Тебя, себя и людей.

Прости за любое мое действие, совершенное по воле моей.

Прости за любую любовь не к Тебе.

Прости, что рассуждала о духовных Дарах Твоих и о  духовных ведениях, не разумея их.

Прости, что хвалилась собой, а не Тобой, Господи.

Прости, что увлекалась миром и людьми, а не Тобой, Господи.

Прости, что не соблюдала заповеди Твои, а служила страстями своими врагу.

Прости за любую мысль и слово не о Тебе, Господи, а о себе и мире.

Прости за ропот к Тебе, что оставляешь меня.

Прости за малодушие и слабость веры моей.

Прости за недоверие Тебе и нелюбовь к Тебе.

Прости за любые сомнения при откровениях Твоих.

Прости за недостойные мои молитвы к Тебе.

Прости за любое несокрушенное покаяние о грехах своих.

Прости за недостойные Причащения  Тебя.

Прости, что убивала душу свою грехами и угашала дух свой.  

Прости, что вся жизнь моя была отрицанием и сомнением в Любви  и Милости Твоей ко мне!

 

Плод от соделанного греха и прегрешения входит в сердце и оскверняет его. Так, если ежечасным покаянием (в начале принудительным, пока не почувствуешь искренне) не будут эти плоды уничтожаться, то и собираются они в сердце и уплотняют, и ожесточают его. Можно прочитывать множество молитв, но, не имея постоянного сокрушения, которое приходит с внутренним вниманием и судом строгим над собой, не обретает душа покоя и радости.

 

Если в тебе властвуют страсти, то ты не можешь быть сосудом Божиим, а являешься вместилищем темных, которые прикрываются твоими видимыми делами веры, в сердце же имея лукавство. 

  

Лукавство человека – это когда совесть возвещает человеку правду о нем, а ветхий человек убеждает его в другом, оправдываясь или жалея себя.

Ветхий человек лживо приносит в жертву себя, т.к. он считает, что в нем много достоинств и его есть за что простить, и он мало в чем виноват, и только по своему личному знанию о себе самом, как о более чистом и светлом, он «благородно жертвует собой». Такая жертва по сути своей – самолюбие, самовозвеличивание, самомнение. И по отношению к другому человеку, и по отношению к Богу, человек приносит такие лживые жертвы. Они не от доброго расположения сердца, т.е. не от чувств добрых, а от лукавства перед самим собой, а значит и перед Богом.

Бог же призывает, чтобы все, что человек делает, было от добрых чувств сердца, которым руководит любовь, а значит милосердие. Если в сердце больше чувств недобрых, то в нем властвует враг страстями, и как из него могут приноситься дары праведные?

       Где лукавство, там жертва неправедная, т.е. по принуждению и по страху наказания, сама же душа желает другого, и она является признаком ветхого человека. Так, при возможности исполнить доброе дело, человек часто склоняется не сделать его или сделать частично с выгодой для себя. В его приношении вынужденной жертвы собой руководит человекоугодие, самовозвеличивание путем видимого мнимого уничижения или смирения. Такой жертвы не хочет Господь, т.к. исполнена она не по состоянию сыновства, а по состоянию рабства. Тот же, кто исполняет дела милосердия с пониманием своей страстности и сокрушением о ней, и воздает Богу хвалу за Его долготерпение и  милости Его, тот идет по пути наемника к сыновству, и Господь уже не жертву принимает, а покрывает Милостью, которая поддерживает в человеке надежду на Бога.

       Жертва, это то, что совершает человек по принуждению себя к добру, а дар, это то, что отдается по расположению сердца. И жертва, и дар принимаются Богом, но воздается за них по-разному.

       Жертвоприношение совершалось для того, чтобы человек помнил о Боге, и оно служило образом того, что человек должен отдавать Богу часть того, что дал ему Господь, а он попрал своим лукавством. Более угоден Богу дар, или милостыня духовная, то, что делается по любви и вере, и отдается с радостью то, что принадлежит Ему.

 

Прося Милости, лукавлю, так как вижу ее каждую секунду жизни моей, и принимаю Ее как должное, а не как дар Твой!

Прося спасения, стыжусь, так как  верю, что пришел  Ты в мир этот спасти меня, и сам распинаю Тебя грехами своими!

Прося смирения, тут же разрушаю мир духа моего, похотными желаниями души своей!

Прося сокрушения о грехах моих, спокойно отношусь к ним, не исполняя заповеди Твои, оправдываясь тем, что прощены грехи мне!

Прося любви Твоей, знаю, что Любовь — Ты, но я не чувствую этого по немилосердию моему!

Просить могу только прощения неведения моего, забвения моего, ослепления моего. Не передать Тебе всех «прости» моих, так как бесчисленно число их! Прости, прости меня, Бог мой! Знаю, что недостойна и этого просить, но с надеждой повторяю слова Твои: «не здоровые имеют нужду во враче, но больные». Я болен, Господи, и при смерти душа моя в обмане своем! Исцели меня, Врач души моей! Не по делам моим, не по молитвам моим, а по Человеколюбию Своему, спаси меня, больное дитя Твое!

 

Сокрушение, это увидеть в себе свои мысли, желания, чувства без обволакивающей пелены самолюбия, чтобы не повторилось случившееся с Адамом, когда после преступления заповеди,  увидел, что он наг, и пришел Бог, и услышав глас Его, спрятался Адам по стыду своему.

Несокрушающийся повторяет эту историю, и когда станет на Суде Божием, увидит без пелены наготу свою, как был увлечен собою человек в жизни этой, и за то ниспадет в будущей.

 

К тому приходит истинное сокрушение, кто, рассматривая свои страсти и согрешения, думает вначале о Боге, о Его чистоте, о Его промысле, о Его любви к себе, а затем уже, исследуя себя, видит свою нечистоту, свою губительную волю, свое попирание любви. И если так будешь думать, то придет к тебе сокрушение с надеждой на прощение Божие.

Тот же, кто рассматривает свои страсти и согрешения думает вначале о себе, а затем о Боге, а иногда и не думает о Боге, может склониться к лукавству,  и к нему приходит отчаяние и печаль, и невозможно увидеть пути верного.

В первом случае с призыванием Бога и размышлением о Нем душа получает благодать, которая подает дух сокрушения. Во втором же, говоря о себе без памяти о чистоте Божией, душа не получает духа сокрушенного, а над ней властвует дух уныния и отчаяния.

        Пока человек не почувствует, что он своими делами, мыслями оскорбляет величие Божие, до тех пор и не получает истинного сокрушения по черствости и равнодушию своему.

 

Человек должен помнить о милости Божией для того, чтобы, увидев страсти свои, не отчаялся, и не смирился с пленением их, а восстановил  в памяти, что он является образом Божиим. И зная об этом, должен увидеть глубину своего падения, которое произошло по собственной воле его, и сокрушиться и раскаяться, и с упованием на Божью помощь не повторять падений этих.

 

Хочется сказать Тебе: Ты – Царь мой, а я – раб Твой! Но могу ли назвать себя рабом Твоим, когда служу страстями моими врагу моему!?

Хочется сказать Тебе: Ты- Владыка мой, а я служитель Твой! Но могу ли я назвать себя служителем Твоим, исполняя волю свою, угождая себе!?

Хочется сказать Тебе: Ты – Отец мой, а я – ребенок Твой! Но могу ли назвать себя ребенком Твоим, когда не живу по заповедям Твоим!?

Хочется сказать Тебе: Ты – Бог мой, а я – образ Твой! Но могу ли я назвать себя образом Твоим, когда уподобляюсь врагу, не идя по пути Твоему!?

Что могу сказать Тебе?! Только слова покаянные!

 

Заблуждается человек, когда говорит: «не я это говорю, а «темные»», оправдываясь в своей невиновности о мыслях злых и действиях греховных.

 `Ты говоришь это, человек, так как если бы не было повода у «темных» сказать тебе это в мысли твоею, то и не кричали бы они. Обвиняешь ты врага во всем, сам же  уподобляешься ему.

У того же, кто идет по пути верному, одно в мыслях его: «Это я, грешный, так думаю и делаю, это во мне, грешном, столько нечистоты, горе мне, грешному. На других враг нападает по злобе своей, на меня же Господь попускает его по делам моим!».

Пока не станет это единственной искренней мыслью человека, не сможет он сокрушиться истинно и каяться нелицемерно.

 

Для сокрушения и покаяния необходимо видеть свое злое произволение. А для борьбы и в видении грехов других людей  видеть действие врага против образа Божия.

 Если же в исполнении собою греха видеть только вражье, то тем самым наступает попущение себе и расслабление. Действие врага через прилог убивается твердостью человека не соблазниться и зовом — молитвой ко Господу о спасении. Когда же ты уже соединился с прилогом и ответил ему своим  страстными чувствами, то это уже твое дело, твое произволение, и уже ты виноват, что перешел на сторону врага, и здесь это сочувствие убивается только сокрушением о своем малодушии и слабоволии и прошением ко Господу простить и очистить от скверны.

Видя другого человека согрешающим, нужно думать только о действии врага на него, чтобы не осудить его по своей злой привычке выносить приговор другому, а не себе.

 

С каждым новым поучением Твоим, Ты проводишь меня по лабиринтам мира моего, и что вижу я? почему плачу я? почему сгораю от стыда? Сколько же злого семени в душе моей, сколько же камней в сердце моем, как слаб дух мой по моей вине!

Знаю, Господи, недостойна к Тебе взывать о Милости Твоей, так как всегда попираю ее, но Ты прости меня опять, и не отойди от меня, пожалей нечистую душу мою! Только на слова Твои надеюсь: «Придите все страждущие и обремененные, и Я успокою вас»!

Все, что могу сказать Тебе сейчас: Прости, прости меня, мой Господи! И никогда не вымолить мне прощения Твоего, только Ты по любви Своей подашь мне его! И научи меня быть благодарным должником Твоим за прощения эти!

 

Мало ли  каждому из вас дано было и дается поводов к исполнению дел добра и милосердия, мало ли Благодати, которая изливается не по делам вашим, а по любви Моей к вам? Это не Меня нет рядом с вами, это вы отворачиваетесь от Меня!

Кто стоит с обиженным видом, что Я якобы не удостоил его даров великих, сам же попирая их, как свинья бисер;

кто бежит от Меня под наветы  вражьи спасать других, чтобы вознеслись в своих глазах, забыв о Моем Промысле обо всех;

кто ждет меча Божия карающего, устрашая Мною себя и других;

кто спрятался за Милостью Моей с лукавством самооправдания в немощи своей.

В час шуии смотрят на Меня с упреком и ропотом, а в десном с гордостью за себя и самовозношением, с покоем, но не с радостным за Господа, а покоем услаждающим. Тот же, кто в десном славит Меня за Милость Мою, а в шуием – сокрушается без отчаяния о недостойности Милости этой по грехам своим, способен слышать и ощутить Господа и Его любовь, но каждому дается по мере чистоты его и по делам его.

 

`Ты знаешь, Господи, все ангелы Твои, все святые Твои, взирающие с Небес на меня, что не достойна я прихода Твоего ко мне, грешной! Как Ты – Величие Неизреченное, снизошел ко мне больной и убогой!? Недостойна взирать на Мир Твой своими похотливыми очами, говорить о Тебе своим лживым языком, причащаться Даров Твоих, принимая их  в страстную утробу мою!

 Но не могу молчать, Господи мой, о любви Твоей к нам, грешным, о долготерпении Твоем нескончаемом, о милости к нам искалеченным! Но и никакое слово мое не может передать этого!

Святые и ангелы! Попросите Господа не осудить меня за то, что говорю о Нем скверными устами своими!

Попросите Господа моего, чтобы не забрала меня смерть в страстях моих, чтобы не сгореть в пламени стыда своего на Суде Божием за жизнь свою!

Все святые, достойно послужившие Господу нашему, поплачьте со мной обо мне недостойной Милости Божией!

 Плачьте обо мне все ангелы, может слезы ваши омоют когда-нибудь нечистоту мою! Это не слезы ваши слабы, а велика пропасть нечистоты моей!

 

Не сможет человек на Суде самооправдаться, совесть его не позволит ему. И увидит человек все беззакония свои и малую часть добродетелей своих. Оправдания же будут у Меня – и в этом Милость Моя!

Никто не оправдается по множеству грехов своих и по служению ими врагу, но Я оправдаю  то, в чем не было лукавства человеческого и неправды вражьей.

 

Придя пред очи Мои, каждый, от света Моего, увидит естество свое, и обретет предназначение свое – быть богом. Но Бог – Истина,  и ты, увидев себя на суде Моем, вынесешь приговор себе, и как подобие Мое не сможешь на Суде слукавить о себе самом, так как разделено в тебе будет добро твое и зло твое. И естество твое будет обличать грязные одежды твои,  в которых придешь ты на Суд Мой! И увидишь ты, сколько Я подавал тебе возможностей для спасения твоего, как нес тебя на руках Своих, как противился ты Промыслу Моему, как звал Я тебя к покаянию! И по правде этой — осудишь себя!

Спеши очищаться, создание Мое, зови Меня день и ночь в слезах и в радости, сокрушись об ошибках твоих, и Я оправдаю тебя, чтобы ты смог оправдаться перед собой любовью ко Мне на суде своем!   

(191)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *